Вы просматриваете: Главная > Блогосфера > «Это не просто место для умирания!»: как будет работать первый хоспис

«Это не просто место для умирания!»: как будет работать первый хоспис

В первых числах Декабря в Петрозаводске на базе Дома сестринского ухода, расположенного на улице Перттунена, откроется первый в Карелии хоспис. Беседы о том, что в республике должно показаться подобное заведение, шли уже несколько год. По последним подсчетам, в Карелии на данный момент полторы тысячи потенциальных больных хосписа.

Это люди с онкологическими болезнями последней стадии. Не только пожилые, но и среднего возраста а также дети. «Губернiя Daily» побывала в Доме сестринского ухода и узнала, что было нужно сделать, чтобы перевоплотить его в хоспис.

Привычка к смертной казни

Не обращая внимания на то, что многие из больных хосписа, вероятнее, уже ни при каких обстоятельствах не возвратятся к себе, главный врач Дома сестринского ухода Владимир Миронюк против того, дабы заведение вычисляли только «местом для умирания». В хосписе больные будут получать комплексную паллиативную помощь. Жизнь этим людям уже не спасти, но необходимо уменьшить их участь – онкобольные не должны умирать в муках, страдая от ужасных болей.

Кроме намерено врачей и обученных медсестёр, каковые смогут подобрать больным обезболивающие, в хосписе будут трудиться священник и психолог. Они могут обнаружить подход к умирающим людям, которым требуется уже не столько помощь медиков, сколько моральная помощь.

«Это не просто место для умирания!»: как будет работать первый хоспис

санитарки и Медсестры, каковые все-таки не смогут трудиться с умирающими людьми, перейдут в второе отделение Дома сестринского ухода и продолжат заниматься привычным делом.

Психотерапевт будет общаться не только с самими больными, но и с их родственниками. Нельзя исключать, что его консультация пригодится и сотрудникам хосписа – все-таки не легко ежедневно видеть, как умирают люди. Не смотря на то, что со смертью медперсоналу и раньше приходилось сталкиваться: средний возраст больных, каковые попадают в Дом сестринского ухода, – больше 80 лет. К сожалению, не все возвращаются к себе.

Кого-то уже привозят в тяжелом состоянии, кому-то нежданно делается не хорошо.
– Мы понимаем, что будет не легко, – говорит выполняющая обязанности старшей медсестры Ольга Таланова. – на данный момент отечественным больным необходимы уход и поддерживающая терапия. С онкобольными все будет по-второму. К тому, что нам нужно будет работать с летально больными людьми, мы готовы.

Понимаете, медицинские работники к смертной казни относятся не так, как простые люди. Мы стараемся не принимать все близко к сердцу, но остаться равнодушными все равно вряд ли удастся…

Наркотики

Чтобы трудиться в хосписе, медсестрам было нужно пройти особые направления и обучиться обращаться с сильнодействующими обезболивающими, часть которых практически есть наркотиками. Для их хранения в Доме сестринского ухода уже оборудовали помещение. В ней было нужно установить новейшую четырехуровневую сигнализацию, которая среагирует кроме того на шорох, и особую дверь, устойчивую к взлому.

– Из-за того что на дверь необходимо взять сертификат, мы пока не можем принимать совсем тяжелых больных, – говорит Владимир Миронюк. – Не смотря на то, что пара онкобольных у нас уже были, но им не требовались сильнодействующие обезболивающие. Одна из пациенток, к сожалению, погибла. Остальных забрали к себе.

По отечественным расчетам, больные будут проводить в хосписе около 30 дней. Позже кто-то погибнет, кого-то заберут к себе. Не легко об этом сказать, но так как это жизнь… Уверен, что и второй вариант вероятен – в случае если мы подберем больному обезболивающие и ему станет легче, то из-за чего бы ему и не возвратиться в семью?

Не смотря на то, что в случае если кому-то пригодится провести в хосписе больше чем 30 дней, мы не откажем.

[nggallery id=511]

Вместе с сотрудниками карельского Минздрава Владимир Миронюк ездил в питерский хоспис, наблюдал, как в том месте все обустроено. Сотрудники поделились опытом и поведали: сначала смертность в их хосписе была высокой. Люди, избавившись от летально больных родственников, не торопились забирать их к себе: все-таки заболевание родного человека – громадная нагрузка, не легко и морально, и физически.

Но позже неспешно, благодаря стараниям священников и психотерапевтов, удалось поставить работу, больные хосписа стали чаще возвращаться к себе. Не смотря на то, что предубеждение против хосписа в умах отечественных людей все еще очень сильно. Многие при слове «хоспис» воображают себе мрачное место, где со всех сторон доносятся крики умирающих людей.

– В действительности это не верно, – растолковывает Миронюк. – У нас цивилизованное заведение, все палаты чистые, яркие, те, кто более либо менее нормально себя ощущает, будут лежать в четырехместных палатах, для тяжелых больных имеется одноместные палаты. на данный момент мы закупаем особые кровати, каковые возможно поднимать и фиксировать. Что касается предубеждений, то я уверены в том, что нет ничего ужасного в том, дабы онкобольной какое-то время побыл в хосписе.

Напротив, это может ему оказать помощь. на данный момент таким больным помощь смогут оказать разве что в особом кабинете боли, что существует при онкодиспансере либо в поликлиниках. Но доктора не справляются с громадным количеством работы, онкологов на всех не достаточно – им необходимо лечить тех, кому еще возможно оказать помощь.

Боли же при последней стадии рака бывают весьма сильными, в случае если человек находится дома, то единственный выход – вызывать «скорую» и делать обезболивающий укол. Но довольно часто воздействие обезболивающего продолжается всего несколько часов. Исходя из этого таким людям и необходимо особое место.

Лучше чем дома

Действительно, не все больные дома сестринского ухода в восхищении от того, что их места дадут под хосписные койки. Сейчас вся надежда у них — на второе отделение дома, расположенное на улице Мичуринской, да на Прионежскую ЦРБ,  на базе которой в поселке Ладва покажется 20 дополнительных «сестринских» коек. У Татьяны Архиповой, инвалида первой группы, кроме того слезы на глазах появляются, когда она вспоминает, что в доме сестринского ухода на Перттунена она в последний раз.

Дама уже практически десять лет в инвалидном кресле. Говорит, у детей собственные заботы, больные никому не необходимы. Ко всему прочему и уход намного лучше, чем дома:

— Без для того чтобы отделения я, — сетует Архипова,- Я тут по три раза в году лечилась, живу рядом, целый персонал уже знаю. А что в Ладве либо на Мичуринской будет — не известно. В дом сестринского ухода и без того сложно попасть, люди месяцами ожидают, а тут у нас еще и эти места отнимают.

Напротив, необходимо больше таких заведений открывать.

Владимир Миронюк заверяет: в жизни больных дома сестринского ухода ничего не изменится. Очереди так как были по большей части  среди лежачих больных и обстоятельство тут — не в  недостатке мест, а в том, что они не могли брать большое количество «лежачих» — сотрудники дома просто не справились бы с таковой нагрузкой.

— Никакой неприятности я тут не вижу, — говорит Миронюк,- Значительно чаще так как к нам отправляют пожилых людей, в то время, когда их родственники запланировали ремонт либо отпуск, к примеру. Другими словами навещать их никто не планирует. Исходя из этого какая, грубо говоря, отличие, где они совершат эти 27 дней — в самом Петрозаводске либо в Ладве.

Ксения Сорокина

Так будет ли в Одессе «хоспис» для онкологических больных

Релевантные статьи:

Метки: ,

Обсуждение закрыто.